Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Содержание

 Все чаще и чаще приходят в Церковь люди, ищущие помощи и защиты от «сглаза», «порчи», от «навета вражия». Неурядицы в семье, внезап­ные болезни, непонятные явления в квартире и другие подобные события наводят на современных людей страх за свою жизнь, приносят страдание из-за утраты житейского счастья. И, переступая порог православного храма, они спрашивают свя­щенника: что делать? Как снять порчу? Как защи­титься от чародея? Как вернуть телесное здоровье и семейное благополучие?..

 Прежде чем ответить на эти тревожные вопро­сы людей, так или иначе соприкоснувшихся со страшной бесовской силой, постараемся понять и определить их жизненную позицию.

 Почему именно с ними, с их друзьями или род­ными случилась такая беда?

 На основании своей пастырской практики я должен со всей определенностью сказать: влиянию чародейства, как и вообще, беснованию, может быть подвержен любой человек, в особых случаях даже священнослужитель,3 если попустит Гос­подь... Но как правило в современной России это­му влиянию подвергаются люди крещенные, но нецерковные. Что это значит?

 (3 Увы, несколько лет назад мне довелось быть невольным свидетелем такого случая. В келье известного старца шла исповедь духовенства. И вот, на наших глазах начало твориться нечто ужасное: приезжий молодой священник, видимо, одержимый духом немощи, не мог прочесть ни одной молитвы — его душил смех! Произнесет два-три начальных слова молитвы (Трисвятого или Отче наш) — и начинает хохотать... Страшно было смотреть на это.)

 Во-первых, это люди, которые считают себя «верующими в душе». Некоторые из них на этом основании не видят необходимости в Церкви. «За­чем ходить в храм? — недоумевают они. — Глав­ное, чтобы Бог был в душе!..» Но гораздо больше таких, которые полагают, что, время от времени заходя в храм Божий, поставив свечу и не­много помолившись у иконы о своих земных проблемах, они «ходят в церковь». Такое их самомнение основано на фактической ото­рванности и жизни от Церкви Христовой, от реальной Церкви, созданной Господом нашим Иисусом Христом и утвержденной Его апостола­ми, и подмене ее той «церковью», которая суще­ствует в их воображении.

 Чего они ищут в храме Божием? Часто и сами эти люди не могут вразумительно ответить на столь сложный вопрос.4 «Чтобы было хорошо», — простодушно скажут (или подумают) некоторые из них. И тут они по-своему правы. Душа наша, как сказал один из древних учителей Церкви, по природе своей христианка. Она неосознанно тос­кует по благодати, по своему Создателю, чувствуя, что никто иной не может ее защитить «в минуту жизни трудную».

  (4 Известная деятельница искусства, давая интервью в радиопередаче, на вопрос ведущего ответила: «Да-да, я верующая, православная...» Но тут же пояснила: «Иногда бывает грустно и тяжело; зайдешь в храм, поставишь свечку - и, вроде, становится легче». Вот что значит «быть православной» в представлении многих наших соотечественниц!)

Такова первая, самая распространенная катего­рия людей, чаще всего подвергающихся «порче».

 В-третьих, к людям крещенным, но не цер­ковным можно отнес­ти еще одну группу ве­рующих, о которой особенно болит душа любого пастыря. Я го­ворю о некоторых по­стоянных прихожанах наших храмов. Они от­стаивают все празднич­ные и воскресные, а то и рядовые будничные службы, знают, когда надо класть поклоны с крес­тным знамением, а когда без него, умеют в устав­ном порядке приложиться к иконе, подойти под благословение к батюшке и так далее. Они даже соблюдают посты. Словом, все знают, умеют, со­блюдают, но... не стремятся обрести в Церкви Дух Христов, потому что боятся затронуть глубины своей души. Внешнее исполнение некоторых пра­вил церковных оказывается для них достаточным, чтобы оправдать свою духовную леность, боязнь несения жизненного креста, страх перед необходи­мостью менять свои принципы и привычки.

 Можно было бы найти еще много групп людей, крещенных в Православной Церкви, но по-на­стоящему не принадлежащих к ней. Однако есть для всех таких людей одно уже известное опреде­ление: нецерковный дух, в котором нет стремления ко всецелой любви к Богу и отсутствует всецелое послушание Его Святой Соборной и Апостоль­ской Церкви. 

 Быть может, кому-то такое требование (всеце­лой любви к Богу и послушания Церкви) может показаться чрезмерным. «Батюшка, мы же не свя­тые!» — скажут они с обидой. Но ведь именно это­го требует от нас заповедь Божия: Возлюби Госпо­да Бога твоего всем сердцем твоим...{Мф. 22,37) — не «наполовину возлюби», не «на три четверти», а именно всем сердцем. Мы же, немощные, боим­ся этого: нам удобнее оставаться теплохладными, — потому и не достигаем святости.

 Вот это-то отсутствие церковного духа и является причиной многолетней укоренившейся нераскаянности сердца. А по мере умножения нераскаянных грехов человек все более и более удаляется от Божией благодати, которая и есть единственная защита от бесовского воздействия.

 И хотя люди, подходящие к священнику с вопросом, как им и их близким защититься от колдовских действий, пока еще не лают и не валяются на полу с пеной на губах, однако почва для беснования, одержимости у очень и очень многих из них уже готова.